Тайные знаки природы

12 ноября 2007

Акварель за окном

Японский сад вовсе и не сад в нашем понимании. В отличие от наших палисадников отнести его к категории приусадебного хозяйства язык не поворачивается. Живопись – вот близкое к нему понятие. Это изящная картина – пейзаж, рисовать который учатся уже 1300 лет. И садовник уже не садовник, а художник сада. Вместо листа бумаги у него гладь озера или засыпанная галькой площадка, вместо пятен и размывов туши – камни, мхи и листва деревьев.

Многие сады в Японии созданы для созерцания их из дома, стены которого, как мы знаем, легко превращаются в окна. Более масштабные, но при этом не менее изящные сады создаются для размеренных прогулок и душевного отдыха. В любом случае японский сад – символическое изображение природы, созданное по ее же законам с глубоким уважением к ее бесконечной красоте и мудрости. Истоки такого трепетного отношения таятся в японских религиях – дзен-буддизме и синтоизме. Они учат тому, что созерцание природы или ее уголков, преображенных человеком, помогает приблизиться к постижению смысла бытия. Ну и, конечно, островная жизнь учит любить то малое, что досталось. Впору и нам поучиться.

К сожалению, суровый климат не позволит нам воспроизвести копию ландшафта острова, а это главный принцип японского сада – создавая образы, брать за основу естественную картину природы. Особенно весело в наших условиях будет выполнять древний японский принцип заимствованного пейзажа (сяккэй). Все, что находится в отдалении (например гора), принимается во внимание при создании сада и используется как его часть для достижения целостного образа. Оригинальный у нас получится образ, если мы будем подстраиваться под соседскую баню или высоковольтную линию электропередачи, маячащую неподалеку.

Как говорила неунывающая героиня Натальи Гундаревой в фильме \”Московские каникулы\”: \”Ну, мы же не в Японии!\” Поэтому придется довольствоваться доступной имитацией японского сада, которая тоже может быть вполне симпатичной, располагающей, а главное, выдержанной в стиле, если не забывать про главных героев: камни, воду и растения. Камни отождествляются со скалами, горами и островами. Декоративные прудики символизируют озеро или море, ручейки – горные реки. Композиции из низкорослых растений повторяют лесные кущи. Плюс пару деталей – и можно приглашать друзей на вечер созерцания вашего сада.

Но это только на первый взгляд все так просто. Когда японский сад готов, в нем сложно заблудиться, зато очень просто это получается при его создании. Здесь столько тонкостей и правил, появившихся еще в ХI в., когда в Японии был написан Сакутэйки -Трактат о садоводстве, что не каждый японец поймет. Для этого у них существуют специальные школы. Куда уж тут нам, не обремененным восточной мудростью? Во избежание путаницы познакомимся с главными героями и с их помощью попробуем разобраться в нюансах.

Группа испуганных кабанов

Камни – основа основ японского сада, \”скелет\” природы, символ светлого мужского начала Ян. С давних времен японцы считают, что места, окруженные камнями, чисты и надежны, потому что избираются ками (особо почитаемыми духами) для постоянного места обитания.

Обычно используют необработанные, покрытые мхом камни вулканических пород – андезит, гранит, базальт, туф. Их оставляют на поверхности или частично зарывают в землю, иногда наклонно. Камни японских садов условно делятся на два вида: кадзари-иси (очень красивые) и сутэ-иси (мало привлекательные сами по себе, но необходимые для достижения задуманного эффекта).

Эффект, хоть и выглядит иногда стихийно, действительно продуман до мелочей, дабы не нарушить гармонию. Камни нельзя просто свалить в кучу. Располагают их в определенном порядке, да так, чтобы они выглядели как \”свора вздремнувших собак\” или \”группа испуганных кабанов, разбегающихся в разные стороны\”. Сначала кладут один важный камень, затем следующий там, где он нужен, и так далее в нечетном количестве: три, пять, семь, девять. \”Где он нужен\”, решает садовник, который про собак, кабанов и других представителей флоры и фауны знает не понаслышке. При этом форма, цвет, углы камней должны сочетаться.

Большой камень чаще всего делают доминантой сада, то есть ставят на главное место. Определить его можно, условно разделив участок на девять равных прямоугольников. Четыре центральных прямоугольника – силовые, на одной из них должен находиться камень. Это, конечно, не единственный вариант, здесь могут быть водоем или дерево. По диагонали к главному элементу располагают второй элемент, он развивает идею первого. В случае с камнями напротив одного большого камня можно установить группу поменьше.

Важно определить основную точку обзора – откуда мы чаще всего будем любоваться садом. Камень устанавливают фасадом к этой точке, как можно дальше от нее, чтобы зрительно увеличить размеры сада. И от него начинают \”плясать\”. Участок сада делят на две части. Главную заполняют растениями, а другую часть оставляют свободной для создания контраста.

Контраст – еще один принцип устройства японского сада. В композициях часто используются сочетания темных и светлых пятен. Здесь вы не увидите беспорядочной игры цвета. Просто два противостоящих друг другу. Например, лист красного клена осенью на спокойном зеленом фоне будет истинно японским элементом сада. Замечательным контрастом зеленому фону может стать голубоватый пруд или ручей. Если основы любви к природе у японцев заложены в религии, то любовь к контрастам зародилась в японской философии, основанной на соотношении двух противоположностей – Инь и Ян. Светлое мужское начало Ян, как мы выяснили, символизируют в саду камни. Темное женское начало Инь олицетворяет вода – \”кровь\” природы.

Море в песочнице

Вода как символ жизни и жизненной энергии обязательно присутствует в японском саду, это его характер и настроение. Водопад, ручей, резервуары с водой, шум дождевых капель по широким листьям – что-то одно или все сразу.

Главное, чтобы был пруд с островами – это непременный атрибут японского сада. Как и весь сад, он должен иметь три плана обзора – передний, средний и дальний, в этих местах размещают скамейки и беседки. Роль островов исполняют простые камни, а если пруд большой, то кусочки суши. Согласно древним канонам, острова в водоеме должны напоминать клочья тумана, то есть быть разной формы с изогнутыми краями. Если размеры позволяют, на одном острове оборудуют беседку, другой украшают фигурками журавля и черепахи. И здесь не обойтись без японской философии. Неторопливая и мудрая долгожительница черепаха олицетворяет женское начало Инь, устремленный в небо журавль, улетающий к богам, – мужское начало Ян. Особенность японского пруда, а вместе с ним и ручьев – перекинутые через них мостики: изогнутые полукругом, как символ восходящего солнца, нарочито грубые, выполненные из камней, уложенных на дно потока, или хрупкие, из дерева и бамбука, изящно повисшие над зеркалом воды. Единственное для них запретное место – райский остров в середине пруда, к нему не должно быть переправы.

В свой традиционный сад японцы перенесли и любимое водное творение природы – водопад. Его устраивают вдали от дома, но так, чтобы был слышен его шум. В руководствах описывается десять возможных форм водопада. Цутай-оти (скользяще-падающий) бежит по поверхности прилегающих скал. Нуно-оти (падающий, как полотно) напоминает тонкую полотняную ткань. Ито-оти (падающий нитью) журчит тонкими струйками. Ката-оти (неровно падающий) стекает с одной стороны больше, чем с другой. У саю-оти (падающий слева и справа) скала делит поток воды на две части. Тёку-оти (прямо падающий) падает прямо вниз без помех на пути. Ёко-оти (боковое падение) течет с одной стороны. Струи мукаи-оти (падающий лицом друг к другу) обращены друг к другу. Поток ханарэ-оти (отторгнуто падающий) вынесен на некоторое расстояние от основного водопада. Касанэ-оти (повторное падение) падает в различных местах или несколькими ступенями. После этого небольшого урока японского языка мы смело можем обращаться к своему водопаду, например, так: \”Здравствуй, Тёку-оти!\”.

Вода и в водопаде, и в пруду должна быть обязательно прозрачной и такой чистой, чтобы можно было увидеть красоту дна и его обитателей. Вода искажает цвета и изображения, превращая донную композицию в нечто совершенно загадочное и таинственное. Оформляя дно пруда, лучше использовать материалы ярких расцветок – чем ярче краски, тем интереснее будет созерцать водоем.

Иногда воду имитирует песок или мелкая галька. У нас, конечно, не такое богатое воображение, как у японцев, чтобы в песочнице разглядеть озеро или даже море, но стиль есть стиль. Вернее, одно из проявлений стиля в японском саду с красивым названием карэсэнсуй (сухой пейзаж). В XV в. так оформлялись пространства вокруг дзэн-буддийских храмов, выражая суровость и аскетизм философии дзэн, к которой в то время стремились. У нас это часто называют садом камней. Темно-серая галька, насыпанная неширокой полосой и украшенная по краям светло-желтым песком и небольшими камнями, символизирует реку. Рассыпанный белый гравий, на котором расположены плоские камни, представляет собой море с таинственными островами. Имитацию волн делают специальными граблями, становится очень похоже на дюну в пустыне.

Зеленые иероглифы

Если японцы в мертвых камнях и обыкновенной воде видят столько поэзии, что уж говорить о растениях. Они здесь – и декорации, и герои в разных лицах.

Гвоздь программы – мох. Он повсюду создает естественную фактуру и игру цвета и контрастирует с серыми камнями, которые постепенно завоевывает. Часто ему разрешают оккупировать целую лужайку и тропинки, что символизирует надежность, защиту, материнскую любовь и покровительство.

Здесь что ни растение, то символ. Плакучая ива – символ чистоты и женственности. Особенно почитаемый японцами клен — символ жизненной мудрости и тактичности. Сакура — священное для Японии дерево. Цветки вишни символизируют любовь, дружбу, верность и высокую духовность. Плющ, обвивающий ограды и статуи, – свидетельство искренности и верности идеалам. Обычно из таких символов выстраивают композицию, составляют фразу как из иероглифов. Например, сосна в окружении маленьких шаровидных самшитов символизирует благополучие и покой. По отдельности сосна означает благородство, самшиты – долголетие.

Цветов в японском саду мало, присутствие разрешено только самым изящным. Часто в пруду разводят белые лилии, которые символизируют душевную чистоту, преданность и бескорыстную любовь. Нежная камелия – символ печали, растет в саду как напоминание о тех, кого уже нет в этом мире. Жасмин олицетворяет собой откровенность и способствует дружеской беседе, его часто сажают возле скамеек и беседок. Любимица японцев и символ солнца – японская хризантема – в нашем климате приживается плохо, но без нее нет традиционного колорита, поэтому у нас ее заменяют корейской хризантемой. Зато у нас хорошо себя чувствуют привезенные из Японии хоста и астильбе.

Растения в японском саду должны образовывать группу, в то же время каждое можно рассматривать со всех сторон самостоятельно. В композиции более темные растения помещают на заднем плане, а светлые – на переднем, это создаст ощущение глубины пространства сада. Сад раскрывается зрителю не только в пространственном объеме. В нем одновременно ощущаешь скоротечность мгновений и величавую поступь времени. Недаром японцы оставляют в садах сухие отжившие деревья, которые соседствуют с молодыми, цветущими или плодоносящими. Под деревьями – ветхие пни зарастают мхом и папоротниками, и тут же рядом – молодая поросль. Такие композиции демонстрируют красоту естественного хода жизни. Здесь не боятся старости, ее уважают. Сад для японца – это уменьшенная модель мира, микрокосм, который кроме внешнего содержания наполнен еще и очень глубоким философским смыслом. Поэтому создание такого сада – это долгий путь познания восточной мудрости.

К этой статье ещё нет комментариев

Добавить комментарий