Москва уходит в поднебесье. Сто самых высоких зданий мира

22 февраля 2006

Важным элементом архитектурного облика столицы в ближайшие годы, похоже, станут небоскребы. Всего их будет построено 97, высота отдельных достигнет ста и более этажей. Таким образом, если раньше Москва представлялась городом семи холмов, а затем семи сталинских высоток,то теперь она будет подпирать небо почти сотней огромных зданий, что уподобит ее Нью-Йорку, Токио и другим крупнейшим городам мира, в которых небоскребы – главный градостроительный атрибут.

Логика такого развития для Москвы вроде бы понятна: спрос на жилье и офисные помещения огромный, в то же время свободной земли все меньше – даже с учетом постепенного сноса ветхого жилья, вывода промзон, уплотнения застройки. Предвидя такую ситуацию, НИиПИ Генплана еще в середине 90-х разработал «Концепцию размещения многофункциональных высотных комплексов», позже преобразованную в инвестиционную программу «Новое кольцо Москвы». По замыслу ее создателей, в результате должен возникнуть единый архитектурный ансамбль в виде кольца, как бы расширяющего имеющееся кольцо сталинских громадин.

Проблем так много на земле…

Нельзя не учитывать массу сложностей, которая возникает на пути превращения Москвы во второй Нью-Йорк. Первая – сугубо материальная. По подсчетам специалистов, эта программа требует 5 млрд. долларов инвестиций. Но это оценки предварительные – в процессе реализации столь грандиозных строительных планов суммы, как правило, существенно возрастают.

Другая проблема: как возводить небоскребы в столице, если соответствующего опыта у строителей практически нет. Сооружать высотки – это принципиально иная философия по сравнению со всеми остальными типами строительства. Естественно, нет и техники, позволяющей доставлять груз в поднебесье. Наконец, отсутствуют даже строительные нормы и правила (СНиПы), которые определяют строительство зданий выше 20 этажей (а это особые параметры коммуникаций, требования к материалам, системам безопасности и т. д.).

В бывшем Министерстве природных ресурсов, подвергающем все сооружения столицы тщательной экспертизе, придерживаются мнения: чтобы люди жили по-человечески, город надо опускать на несколько этажей вниз и снижать плотность застройки, увеличивая норму зеленых площадей. Более «приземленный» характер носят возражения геологов: в отличие от Нью-Йорка, стоящего на скальном щите, у Москвы весьма зыбкое и в прямом смысле размытое основание. Шанхай, начавший в период китайского «экономического чуда» бурно застраиваться небоскребами, уже столкнулся с проблемой проседания грунтов под их тяжестью. Не ждет ли и нас та же судьба? К плану возведения небоскребов критически отнеслась и общественность: с точки зрения эстетики дома-гиганты испортят исторически сложившийся облик города.

Учитывая появившиеся различные точки зрения на будущее высотного строительства, в сентябре прошлого года Юрий Лужков уже подвергал критике некоторых инвесторов-застройщиков за стремление отводить им участки под новые сооружения где попало. После этого было решено возводить небоскребы на периферии, где они не будут мозолить глаза по крайней мере иностранным гостям, на приток которых очень рассчитывает столичный градоначальник, желающий сделать город мировым туристическим центром.

Взгляд из-за океана

Тем временем за океаном вышла книга «Выдающиеся небоскребы мира». Издана она на деньги филантропа и владельца нескольких американских небоскребов Дональда Трампа, «пиарящего» либо свои сооружения, либо здания, возведенные по американским лекалам в разных частях света. Что касается Старого Света, то здесь не только не строят высотки, но и сносят построенные. Во многих странах на собственном опыте убедились в том, что небоскребы искусственно концентрируют население и значительно усложняют эксплуатацию и обслуживание зданий. В некоторых городах даже законодательно решено не строить более таких зданий: в Париже, например, из-за того, что небоскребы не вписываются в городской ландшафт, в Скандинавии, Голландии, Швейцарии, Бельгии исторически принято жить в собственных домах или по крайней мере в малоэтажных домах. Да и в самой Америке после 11 сентября изменилось отношение к национальному символу-skyscraper.

Тем не менее именно на берега Гудзона месяц назад высадился представительный российский десант, возглавляемый первым заместителем мэра в правительстве Москвы, руководителем столичного стройкомплекса Владимиром Ресиным. Ему предстояло не только показать нашу столицу (эта часть задачи состояла в виде презентации книги В.Ресина «Москва в лесах», выпущенной крупным нью-йоркским издательством на английском языке, в которой рассказывается о развитии города на протяжении последних 40 лет, о его сегодняшних возможностях и перспективах), но и других посмотреть – американских архитекторов, руководителей проектных и строительных компаний, крупных менеджеров, банкиров, в том числе встретиться и с известным миллиардером-застройщиком Дональдом Трампом. С некоторыми велись предварительные переговоры о будущем участии в осуществлении «проекта века».

«По небоскребам и применяемым технологиям судят, насколько уверенно государство чувствует себя в мире», – отметил по приезде Владимир Ресин. «Сегодня нам необходима поддержка американских партнеров, которые, как мы считаем, лучше всех владеют этим видом строительства», – заявил он.

По его словам, этого удалось достичь: с крупнейшей проектной фирмой Skidmor, Owings & Merrill LLP из Чикаго подписан договор о создании совместного предприятия по проектированию высотных сооружений (на базе «Моспроекта-2», где в свое время рождались проекты сталинских высоток). Кроме того, есть договоренность с американскими архитекторами, которые уже в апреле возьмутся за проектирование небоскреба «Вертикаль» на Ленинском проспекте, где работы после трагедии в «Трансваальпарке» временно приостановлены. Владимир Ресин сообщил, что получено согласие ряда американских девелоперских компаний, которые выступят заказчиками по выполнению ряда проектов в российской столице.

Примечательно, что после посещения одного из трамповских небоскребов Владимир Иосифович откровенно признался: «Лично меня не тянет на высоту. Работать в офисе где-нибудь на 50-м этаже мог бы, в гостинице остановиться можно, а жить я люблю ближе к земле – на этаже третьем-четвертом, не выше. Поднялся я на сотый этаж, где располагалась одна квартира стоимостью 36 миллионов долларов, и подумал: Господи, за какие же грехи здесь жить? Я бы не поселился и бесплатно». Как бы то ни было, после отъезда делегации Москвы американские газеты запестрели статьями о наших градостроительных планах. Одна из них написала, что «русские делают головокружительные ставки, но те, кто видел Москву в последние годы, могут подтвердить, что эти ставки реальны».

Где наша не пропадала!

Когда-то, имея в виду сталинские высотки, Александр Твардовский писал: «Москва высотная вставала, как будто некий монумент». Нынешние высотки далеко не тянут на монумент, но они выгодны застройщику, вступившему в «брак по расчету» со строителем. Цель – снять с одного фундамента как можно больше денег. Совершенно ясно, что так нельзя возводить недорогое и относительно комфортное жилье. Только эксплуатация лифтов, насосов, сложной системы центрального отопления и многое другое заведомо определяет удорожание жилой площади.

При наших масштабах возведения жилых и офисных высоток решено полагаться на средний класс. Так получилось, что именно в Москве сосредоточена большая часть этой категории населения России. Для нее, по аналогии с американцами, и считается престижным жить в домах с повышенной этажностью и с повышенным комфортом. (Для богатых людей США это жилье скорее является вторым – живут они в пригороде, а квартиру в высотке заводят лишь для того, чтобы пользоваться при вынужденных задержках в мегаполисе.)

Первые проекты «высотного кольца» уже находят свое воплощение: 43-этажный комплекс «Эдельвейс» на Давыдковской улице сдан в эксплуатацию, 53-этажный «Континенталь» на проспекте Маршала Жукова – в стадии строительства (он претендует на звание самого большого здания в Европе по площади помещений – 160 тыс.кв.м), наконец, уже упомянутый 50-этажный – «Вертикаль» – на Ленинском проспекте. В различных стадиях согласований и прочих «утрясок» (из-за отсутствия СНиПов, по свидетельству застройщиков, необходимо пройти до 250 согласований на каждый объект!) находятся проекты небоскребов на Преображенской площади, Тарусской улице, Дмитровском шоссе, на площади Крестьянская Застава.

«Все наши здания имеют оригинальные архитектурные решения, делают районы города узнаваемыми, – считает генеральный директор компании «КОНТИ» Владимир Демура. – О востребованности жилья в высотках говорит тот факт, что еще на стадии строительства «Эдельвейса» было продано более 90% квартир (стоимость квадратного метра тогда была от $1100 до $1600 и возросла до 3000, когда квартиры были готовы к эксплуатации). Высок спрос на квартиры и в других наших высотных домах, причем в первую очередь раскупаются квартиры на последних этажах».

Началась продажа жилых площадей с 17-го и выше этажей и в небоскребах комплекса «Город Столиц», что в составе делового центра «Москва-Сити». Стартовая цена квадратного метра там находится на уровне $4 тыс. Этот комплекс, согласно проекту, выполненному голландским архитектором Эриком ван Эгераатом, будет представлять собой две башни высотой 64 и 53 этажа. Одна из этих башен, в соответствии с замыслом, символизирует Москву, вторая – Санкт-Петербург, впрочем, какой именно город будет символизировать та, что повыше, не сообщается. На первых трех этажах предполагается разместить разнообразные магазины, торговые центры, кинотеатры и прочее. С 4-го по 17-й этаж включительно в зданиях будут располагаться офисы (общая площадь 70 тыс. кв. м). Сдавать их в аренду будут как отдельными помещениями, по 200 кв. м, так и целыми этажами – по 3500 кв. м. На продажу они не выставляются – до них очередь дойдет после завершения строительства.

Сдача всех высоток «Сити» намечена на 2006 год. Под вопросом остается лишь возведение самой претенциозной башни «Россия» – ее высота 640 м, а следовательно, она станет самым высоким зданием в мире. Но, увы, причина затягивания сроков реализации проекта (уже называют даты – 2007–2008 годы) прозаична – нет инвестора. Тем не менее очевидно, что после столь мощного выброса офисных помещений удастся удовлетворить насущные потребности отечественных и зарубежных бизнесменов и предпринимателей.

Слов нет, современный мегаполис нуждается в ярко выраженной архитектурной вертикали. Это, между прочим, одна из причин появления сталинских высоток, опоясавших столицу по линии Садового кольца. Только одна из них – на Котельнической набережной – расположилась в исторической части города, в непосредственной близости от Кремля, но очень деликатно, в низком месте, и потому явственно не доминирует над своим окружением.

Кстати, «сталинки» – это не только историко-архитектурная аллюзия, но и оптимальная конструкция жилого высотного здания. Что немаловажно, проблему «страха высоты» в них удалось свести к минимуму: специальные приемы включили в себя искусственное утолщение наружных стен (чтобы из окон не видна была вертикаль стены), балконы с высокими и плотными парапетами, внешняя ступенчатость любого здания – оно не просто устремляется ввысь однородной башней, но как бы вырастает из земли, на разных уровнях – разная высота.

Неудивительно, что органично смотрится современный «сталинский ампир» в исполнении «ДОН-строя»: «Триумф-палас», что возводится на Ленинградском проспекте, намного изящнее безликих «свечей», которые вознеслись далее на Соколе.

Сейчас можно говорить, что пришел черед высотных зданий, выполняющих функцию «радиальную». К некоторым из них мы уже начинаем привыкать, к появлению других все еще относимся с недоверием. Но как бы то ни было – часть москвичей, пусть не такая внушительная, уже приступила к освоению «воздушного пространства». И нам, скорее всего, предстоит последовать за ними.

HdNtl_croper_ru

К этой статье ещё нет комментариев

Добавить комментарий